05.05.2017

Наркомовские 100 граммов

В 2016 году в Российской Федерации и в странах бывшего Советского Союза будет отмечаться 71 годовщина Победы в Великой Отечественной войне.

Мы решили не оставаться в стороне и подробно разобраться в вопросе: что люди пили в военное время и как это готовилось.

Кто сегодня не знает (а таких, наверно, нет), что наркомовские 100 граммов выдавались каждому солдату на передовой перед боем для повышения боевого духа, дезинфекции организма и зачастую вместо еды!

Идея снабжать армию не только необходимыми боеприпасами, продовольствием и обмундированием, но и крепким спиртным пришла в голову наркому обороны, Первому Маршалу Союза Клименту Ефремовичу Ворошилову в январе 1940 года во время "талвисотты" - Финской зимней войны. Тогда с подачи Совета народных комиссаров СССР и начали выдавать личному составу наземных войск, участвующих в боевых действиях против Финляндии, по сто граммов водки, а летчикам – такую же порцию коньяка.

Делалось это из-за сильных морозов на Карельском перешейке, где велись боевые действия с Финляндией. Снабжать армию теплой одеждой и горячим питанием зачастую было проблематично, поэтому лучшим решением проблемы замерзания было принято сделать выдачу водки. Так появились «наркомовские» или «ворошиловские» 100 грамм! Опыт финской кампании вскоре пригодился вновь.

Вскоре после начала Великой Отечественной войны, 22 августа 1941 года Государственный Комитет Обороны СССР принял постановление № 562 "О выдаче красноармейцам и начальствующему составу войск передовой линии действующей армии начиная уже с 1 сентября 41-го водки крепостью 40 градусов в количестве ста граммов в день на человека."

С этого момента и начинается отсчет истории фронтового алкоголя в Великой Отечественной войне.

Единого мнения среди очевидцев и историков о "водочном довольствии" Красной армии в годы Великой Отечественной войны не существует. Одни считают, что спиртное поднимало боевой дух солдат и офицеров, без чего победить врага было бы невозможно, другие предъявляют водке тяжкое обвинение в том, что привыкшие к ежедневному употреблению алкоголя вообще (и водки в частности) на передовой солдаты и офицеры, вернувшись домой, спивались, становились алкоголиками, теряли человеческий облик.

Даже сами ветераны про наркомовские 100 грамм рассказывают разное. Единства в их воспоминаниях нет. Некоторые ветераны говорят, что на фронте даже водочного запаха не чувствовали, другие хвалятся выпитыми литрами.

В закуску к полагаемым граммам солдаты должны были получать по 110 граммов копченой колбасы, которую многие красноармейцы в мирной жизни даже не видели. Несмотря на то, что по бумагам выходила водка с колбасой, в реальности, солдатам перед боем наливали положенные фронтовые, а вот закуски к ним не прилагали. Да и кормили, зачастую, не всегда ежедневно. По воспоминаниям людей, прошедших войну, спирт пили, в основном, новобранцы, идущие в бой первый раз. Для многих этот бой становился последним, так как 100 грамм спирта на голодный желудок сбивает даже самых крепких мужчин, и уж подавно, голодных, измождённых боями солдат. «Старики» же оставляли водку на потом, и выпивали уже после боя.

Конечно, выдача алкоголя строго регулировалась, однако это не спасало: потери в идущих в атаку подразделениях были столь велики, что завезенные утром пайки, к примеру, на 100 человек, вечером, в лучшем случае, делились между 50 бойцами.

Это не могло не беспокоить Народный комиссариат, поэтому в июле 42-го года вышел приказ, по которому выдачу водки стал производил начальник Главного управления продовольственного снабжения Красной армии через начальников управлений и отделов продовольственного снабжения фронтов и армий, на основе указаний начальника тыла о сроках выдачи и численности состава соединений, которым разрешено получить спиртное.

Тогда же был установлен ежемесячный лимит расхода водки, который составил для всех фронтов 5 691 000 литров, кроме Закавказского. Для Закавказского фронта ежемесячно выделялся один миллион двести тысяч литров вина!

Соответственно, такой огромный объем необходимо было транспортировать и доставлять на фронт. Главным стоял вопрос, в чем подвозить водку на передовую? У Анастаса Микояна, председателя Комитета продовольственного вещевого снабжения РККА, нашлось сразу три ответа: бочковая (из дуба) тара емкостью 250–400 литров, молочные жестяные бидоны и стандартные винно-водочные бутылки.

На производство таких бутылок были переоборудованы все стекольные заводы СССР!

Касаясь темы алкоголя во время войны, нельзя оставить без внимания и заводы, производившие спирт. Так произошло, что в начале войны большая часть спиртоводочных заводов была разрушена, остальные же были частично выведены из строя, либо оказывались на оккупированных территориях. Поэтому для того чтобы возместить огромную утрату производственных мощностей пищевой промышленности, в восточных районах страны построили 28 новых предприятий, занятых изготовлением ректификата.

Много усилий направлялось на восстановление водочных заводов, находящихся в прифронтовой полосе и освобожденных от врага регионах. Например, один только народный комиссариат черной металлургии поставил почти 200 тонн листового, сортового и кровельного железа, чтобы освобожденные спиртзаводы имели нормальные крыши, и 240 тонн тарных гвоздей для изготовления ящиков.

Однако, в годы войны некоторым предприятиям довелось работать, очутившись в самом центре боевых событий. Одним из таких стал петербургский ликеро-водочный завод «ЛИВИЗ», который ни на минуту не прекращал свою деятельность во время Великой Отечественной – здесь выпускались бутылки с зажигательной смесью, пищевые дрожжи и витамины из хвои.

Но и «ЛИВИЗу» сильно досталось: когда Ленинград находился в блокаде, практически все производственные линии на предприятии были разобраны. Функционировал лишь небольшой цех, в котором осуществлялись ректификация спирта и изготовление водки. Одновременно с водкой завод выпускал и так называемую «хвойную воду» - лекарство от цинги, изобретённое ленинградскими учёными, с большим содержанием витамина С, в прямом смысле этого слова спасшее жизни тысяч ленинградцев. Прямо с завода спирт и «хвойная вода» в трех- и пятилитровых бутылях отправлялась бойцам, защищавшим блокадный, голодный Ленинград.

Еще одно ликеро-водочное предприятие, несмотря на бомбежки, также продолжало свою работу. Московский завод «Кристалл», в годы войны именуемый «Московский казенный винный склад № 1» освоил тогда военные специальности. В его цехах, помимо традиционной продукции, производили сухой спирт, а в винно-водочные бутылки разливали зажигательные смеси. Через месяц после начала Великой Отечественной войны, 22 июля 1941 года на завод упала бомба, практически полностью разрушившая главный корпус предприятия. Однако выпуск зажигательных смесей не прекратился ни на сутки.

В конце хотелось бы сказать, что как бы не относились современники к наркомовским 100 граммам, стоит помнить, что этот «спасительный наркоз», бывший также, что немаловажно, прекрасным материалом для дезинфекции помог тысячам людей пережить все ужасы одной из страшнейших войн в современной мировой истории. Никто не забыт. Ничто не забыто.